На чём ездит россияна марковская

Брат

Шойгу, Садовенко и Китаева пришли в Минобороны после отставки предыдущего министра Анатолия Сердюкова. Путин уволил его из-за дела «Оборонсервиса»: в 2012 году следствие выявило около 30 эпизодов хищения военной недвижимости, земель и акций, ущерб от которых оценили в 6,7 млрд рублей.

В одном из эпизодов этого уголовного дела фигурировала 439 Центральная экспериментальная военно-картографическая фабрика Минобороны на улице Большая Полянка — комплекс зданий внутри Садового кольца в шаговой доступности от Кремля, неподалеку от Якиманской и Кадашевской набережных и Третьяковской галереи.

По версии следствия, директор фабрики Наталья Дынькова сдала помещение фабрики компании своего сына по заниженной цене. Ущерб оценили в 11 млн рублей, мать и сын получили три и два года колонии-поселения соответственно.

Летом 2012 года, то есть еще при Сердюкове, Минобороны приватизировало фабрику как непрофильный актив. ОАО «439 ЦЭВКФ» на 99.9971% перешло в собственность кипрской компании Meligousta Ltd. В распоряжении ведомства осталась «золотая акция» — доля в размере 0.003%.

«Золотая акция» — особый вид ценных бумаг. Она позволяет владельцу, как правило, государству, сохранить контроль над приватизируемым предприятием на определенный срок.

В ноябре 2012 года Сердюков ушел в отставку, а конечные бенефициары кипрского офшора на несколько лет как будто забыли о фабрике — никаких работ там не велось.

В сентябре 2015 года кипрская Bostolio Properties Ltd с одобрения Минобороны выкупила Meligousta Ltd у двух офшорных компаний с Британских Виргинских островов, и само стало акционером ОАО «439 ЦЭВКФ». Так как у Минобороны оставалась «золотая акция», эта сделка не могла состояться без согласия ведомства.

И только после продажи новому офшору фабрику начали реконструировать: на месте бывших цехов возвели элитный жилой комплекс Cloud Nine. Объектом занималась компания Vesper, специализирующаяся на реконструкции исторических зданий в центре Москвы и продаже недвижимости премиум-класса.

Основатели Vesper — бизнесмены Денис Китаев и Борис Азаренко. Первый — родной брат Марии Китаевой, его партнера советница Шойгу неоднократно называла в соцсетях «соседом».

Судя по отчетности офшоров, первый раз фабрика была продана за €25,5 млн, причем для финансирования привлекался кредит сроком на два года. Новый владелец выкупил объект за €32,7 млн.

В обоих случаях покупатели серьезно сэкономили: согласно отчету оценщика, стоимость объекта до реконструкции в 2015 году составляла 3,3 млрд рублей.

На вопросы «Медиазоны», на каких условиях происходила приватизация фабрики, сколько за нее получило государство, как контролировалась сделка по передаче в собственность второму офшору, в Минобороны не ответили.

Сейчас работы на месте бывшей картографической фабрики почти закончены. Цена квадратного метра жилья, согласно сайту ЦИАН, начинается от 990 тысяч рублей, покупателям предлагают квартиры площадью от 80 до 328 квадратных метров. Минимальная стоимость квартиры, указанная в объявлениях — 88,3 млн рублей.

Мать

Летом 2011 года противники «точечной застройки», местные жители и политики пытались остановить снос особняка XIX века в Большом Козихинском переулке в самом центре Москвы. Противостояние растянулось на несколько месяцев: ЧОП избивал протестующих, несколько человек были ранены. В акциях в защиту исторического здания участвовали телеведущая Татьяна Лазарева и артистка Татьяна Догилева. Последняя буквально ложилась на пути бульдозера. Разрешение на снос дома подписал мэр Юрий Лужков, но работы начались уже при Сергее Собянине.

Татьяна Догилева во время акции против сноса исторического здания по адресу: Большой Козихинский переулок, дом 25.Фото: Рамиль Ситдиков / РИА Новости

После завершения работ выяснилось, что проект называется «Булгаков», а продают квартиры Денис Китаев и Борис Азаренко.

Согласно выпискам из Росреестра, квартирами в «Булгакове» владеют Олеся Вознесенская — помощница экс-главы ФНС Михаила Мишустина и дочь сенатора Олега Ткачева; бывший председатель совета директоров банка «Открытие» Александр Должич; телеведущая ВГТРК Дарья Златопольская. Муж последней — соучредитель фонда «Воскресение», который занимался строительством храма Вооруженных сил России.

Нина Китаева, мать Дениса и Марии, много лет работала в аппарате Ресина. Сам бывший глава московского стройкомплекса в книге «Москва в лесах» писал про Китаеву так:

«У строителей, как у военных — профессия мужская. Но есть в нашем комплексе на руководящей работе женщины. Они без поблажек несут такую же тяжелую ношу, как мужчины. Моей правой рукой, руководителем аппарата, служит Нина Николаевна Китаева. Она выполняет массу поручений, через ее руки проходит вся наша переписка, неиссякаемый поток документов, жалоб, заявлений. Трудно количественно определить оборот этих бумаг, но ни одна из них не остается без внимания, должного ответа, нужного посыла».

Московский градостроитель

Владимир Ресин стал главным человеком, отвечающим за все стройки Москвы, в 1991 году — еще при Гаврииле Попове. В течение почти 20 лет название его поста неоднократно менялось. Один из самых влиятельных чиновников в окружении Юрия Лужкова, Ресин распоряжался московской землей, принимал решения о сносе зданий, строительстве новых микрорайонов, проектировании развязок и прокладке новых трасс.

После отставки Лужкова Ресин еще какое-то время сохранял свой пост (и даже короткое время исполнял обязанности мэра Москвы). В 2012 году «Единая Россия» включила Ресина в списки на выборах в Госдуму, и он стал депутатом. На новом месте он отвечал за программу строительства в Москве «храмов шаговой доступности» — и так как по-прежнему мыслил миллионами квадратных метров, количество запланированных культовых построек исчислялось сотнями.

Снос здания в Козихинским переулке не мог начаться без распоряжения Владимира Ресина, чьей помощницей была Нина Китаева. Инвестконтракт на участок на Малой Дмитровке также не мог быть подписан без его ведома.

«Мне кажется, что эта история должна стать предметом расследования правоохранительных органов, — считает заместитель гендиректора «Transparency International — Россия» Илья Шуманов. — Отчуждение имущественного актива Минобороны имело целый ряд коррупционных индикаторов: стоимость продажи актива была ниже рыночной, компанией получившей актив стала иностранное юридическое лицо, имеющее номинальных владельцев. Вдобавок к этому, через цепочку транзитных сделок проданный министерством имущественный комплекс достался членам семьи советницы министра обороны. Формально конфликт интересов в этой ситуации усмотреть нельзя из-за разрыва цепочки владельцев актива офшорными компаниями и номинальными владельцами, но можно предположить, что имущественный актив Минобороны на стадии приватизации готовился к передаче в руки лиц, связанных с министерством».

Дозвониться до Дениса и Марии Китаевых «Медиазоне» не удалось. Советница Шойгу прочитала вопросы корреспондентки в вотсапе и проигнорировала их. Китаев сообщение не прочел.