Ильназа галявиева еще раз проверят на вменяемость

Подсчитывая потери

В результате теракта погибли семь детей и две учительницы — начальных классов и английского языка, уточнила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. Восемь детей получили огнестрельные пулевые ранения, остальные — повреждения из-за травмирования осколками стекла и при эвакуации из здания, сообщил министр здравоохранения Михаил Мурашко (школьники выпрыгивали из окон, чтобы спастись). В детской больнице Казани сейчас находятся 18 пациентов, из них шестеро детей в тяжелом, а двое — в крайне тяжелом состоянии, сказал он. Возможно, сегодня ночью или завтра утром двоих детей в крайне тяжелом состоянии будут перевозить в Москву, сообщила «Известиям» пресс-секретарь Республиканской детской клинической больницы Татарстана Зухра Гейбайдуллина.

Я только тогда поняла

Министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко (в центре) и министр просвещения РФ Сергей Кравцов (слева) прибыли в казанскую Республиканскую детскую клиническую больницу, куда были госпитализированы раненные при стрельбе в гимназии

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

В Казань сегодня вылетел борт МЧС для эвакуации раненых в случае принятия такого решения. Он доставил в столицу Татарстана не только министра здравоохранения Михаила Мурашко, но и министра просвещения Сергея Кравцова. Последний посетил место трагедии и возложил цветы к импровизированному мемориалу. Позже Сергей Кравцов доложил президенту РФ Владимиру Путину о своих встречах в Казани с родителями школьников и учителями школы, в которой произошла стрельба, сообщил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Он добавил, что «позже Министерством будут сформулированы рекомендации» по итогам случившегося.

— Я живу в доме напротив, видел, как со второго и третьего этажа дети выпрыгивают. С первого этажа шел дым, рамы расковерканы, — рассказал «Известиям» местный житель Андрей Степанов. — Видел, как мальчик весь в крови зашел сам в скорую помощь. Девочку без сознания вынесли в очень тяжелом состоянии. Потом вынесли учительницу. У меня дочка в параллельном классе училась с тем, кто это всё затеял. Ничем себя не выдавал, вроде спокойный парень. Учился в «А» классе, который вроде как считался элитным. Возможно, его там обижали. Район наш спокойный, каких-то преступных группировок нет.

Всего в гимназии учатся 1049 человек, работают 57 педагогов. Школа основана в 2006 году.

По данным источников «Известий», первыми на место стрельбы прибыли сотрудники вневедомственной охраны Росгвардии. Патрульную машину направили в школу после срабатывания «тревожной кнопки». Чуть позже на место стрельбы прибыли бойцы регионального спецподразделения «Гром» МВД России, а также патрульно-постовой службы. Полицейские и сотрудники ФСВНГ выставили оцепление и помогали с эвакуацией детей и взрослых. Позже к школе прибыли подразделения ОМОН и СОБР по республике Татарстан, а также специалисты ОСОМ (отряда сопровождения оперативных мероприятий) ФСБ. В сложившейся ситуации было принято решение начинать штурм заведения без подготовки. Бойцы СОБР и ОСОМ ФСБ зашли в школу, а сотрудники ОМОН осуществляли ближнее блокирование. Для этого непосредственно к зданию подогнали несколько бронеавтомобилей «Урал-ВВ». Находившиеся в них сотрудники ОМОН также помогали с эвакуацией оставшихся в школе гражданских лиц. Стрелок был задержан.

Я только тогда поняла

Гимназия №175, в которой произошла стрельба

Фото: РИА Новости/Максим Богодвид

— Мы прошли по следам преступника — там битое стекло, следы крови, — сказала «Известиям» Анна Кузнецова. — Сегодня многим родителям школьников страшно. И нам нужны срочные меры. Тонус по защите детей нужно хранить всегда, а не от взрыва к взрыву.

12 мая в Татарстане объявили днем траура. До конца дня 11 мая уроки во всех школах города отменены. Гимназия № 175 вряд ли в ближайшее время вернется к занятиям, считают ее ученики и их родители. Здание сильно пострадало, это видно даже снаружи.

«Денег на охрану казанских школ в бюджете не предусмотрено»

Сенатор Совфеда от Коми Дмитрий Шатохин предлагает обезопасить школы:

— Очень бы хотелось, чтобы не рапортовали об извлечении уроков из этой трагедии, а были сделаны реальные шаги. Когда бедные сельские (или другие) школы пытаются из своего бюджета хоть как-то исполнить предписания антитеррбезопасности — это не выход. Надо реально защитить наши образовательные учреждения раз и навсегда и не возвращаться уже к этому вопросу.

Руководитель екатеринбургского центра «Трансперенси Интернешнл — Россия»* Екатерина Петрова отметила, что у школы №175 в Казани с 2011 года не было ни одного контракта на охрану, как и у других местных школ.

— Это значит, что денег на охрану казанских школ в бюджете не предусмотрено в принципе. Деньги везде собирают с родителей и, скорее всего, заключают обычные договоры. На каких условиях и что именно должны охранять такие ЧОПы (имущество школы от школьников или детей от террористов?), никто не узнает, зато денежки несите исправно. Не знаю, помогло бы присутствие охранника или нет, в школе моего сына, например, сидела бабушка в форме, вряд ли она спасла бы ситуацию.

Петрова отметила, что при этом в бюджете Татарстана достаточно денег на охрану загородного комплекса президента республики. Она опубликовала скриншот такого контракта на 29,6 млн руб., отметив, что подобные договоры заключаются ежегодно.

Редактор портала «LeftПенза» Сергей Падалкин написал, что трагедия в Казани доказывает бессмысленность формальных мер безопасности, которые в последние годы принимали в России в системе образования:

— Ужасная трагедия в казанской школе в очередной раз заставляет задуматься о бессмысленности всех этих заборов, калиток, рамок и прочих атрибутов «борьбы с терроризмом». Хоть одного стрелка остановил школьный забор?

«Как этот человек мог получить справку психиатра на владение оружием?»

Руководитель интернет-издания It’s My City журналист из Екатеринбурга Дмитрий Колезев считает, что подобные масс-шутинги, которые устраивают одиночки или небольшие группы, почти невозможно предотвратить, но можно жестче контролировать оборот оружия:

— Хотелось бы, чтобы правительство и законодатели наводили порядок в этом вопросе. Боюсь, что вместо этого после трагедии в Казани начнут опять запрещать что-нибудь в интернете

Сейчас важно не спешить с выводами и ответными мерами

Дмитрий Колезев отметил, что угроза смертной казни не поможет в таких случаях, как в Казани, когда у стрелка, судя по видео, есть проблемы с психикой: «он только счастлив будет такой славе и такому исходу». По его мнению, в ситуации с масс-шутингами надо смотреть опыт стран, где таких преступлений нет или они бывают очень редко, поскольку нет решения этой проблемы в стиле «надо сделать вот это, и такого больше не будет (или будет меньше)».

— Пока главный вопрос — как этот человек мог получить справку психиатра для разрешения на владение оружием. Ну и как у нас вообще выдают эти справки. Я не сталкивался, но подозреваю, что они продаются и покупаются ненамного сложнее, чем справки для ГИБДД.

Заместитель председателя московского отделения партии «Яблоко» Кирилл Гончаров считает главным понять, как этот стрелок смог получить оружие и пройти с ним в школу:

— Ужасная трагедия. Принцип «у кого сила, тот и прав», который уже много лет навязывается с экранов и поддерживается властью, становится для молодежи актуальным. А ответ на вопрос, как же подросток получил в руки оружие и уж тем более прошел с ним в здание школы, услышать хочется в первую очередь.

Руководитель правозащитного проекта «Агора» Павел Чиков тоже считает это одним из главных вопросов:

— Сейчас будет много вопросов по личностям напавших. 19-летнему задержанному Ильназу Галявиеву грозит до пожизненного лишения свободы. Где напавшие приобрели оружие, что послужило причиной нападения, были ли издевательства в школе и так далее.

Блогер из Москвы Кирилл Шулика пишет, что разрешительная деятельность Росгвардии в сфере оборота оружия вызывает много вопросов:

— Важнейшая задача — выяснить, как этому сумасшедшему, что сразу видно, Росгвардия дала 28 апреля разрешение на оружие. Трагедию в Казани можно было предотвратить! Этого не было сделано. И уголовное дело должно быть не только против стрелка, но и как минимум против тех, кто подписывал ему разрешение на оружие.

Главный редактор сайта Московского центра Карнеги Александр Баунов полагает, что у всеобщего права на оружие больше минусов, чем плюсов:

— Из всех либеральных ценностей, которые разделяю, никогда не понимал и не разделял вот этой одной – права на оружие. Откуда у горожанина 19 лет — по определению, в силу возраста, психически неустойчивого и лишенного нужных уровней эмпатии — откуда у этого развивающегося человеческого существа легальное оружие? Он что, лесник? Он в тайге? Он казак в диком поле, которого давно нет? Он живет в городе-миллионнике. 

По мнению журналиста Алексея Пивоварова, ужесточение контроля оборота оружия не поможет предотвращать такие трагедии, потому что его можно легко купить на черном рынке:

— После трагедии в Казани Путин хочет ввести новые ограничения на оборот оружия. Вот только те, кто хочет получить его легально, и так должны проходить множество проверок. <…> А чтобы купить пистолет на черном рынке, вам достаточно только иметь определенную сумму денег. Крупную, но доступную практически каждому криминальному элементу. Защитят ли новые ограничения от новых трагедий? Нет. Лишат ли права на самооборону добропорядочных граждан? Безусловно.

«Борьба с теми, кто не представляет опасности»

Председатель сетевого движения «Открытая Россия» Анастасия Буракова тоже считает, что трагедию в Татарстане можно было предотвратить, если бы полицейские отслеживали не репосты на тему политики, а такие посты, как у казанского стрелка:

— Несколько лет назад МВД во всех регионах закупало системы мониторинга сети Интернет, которые должны выявлять потенциально опасные материалы, в том числе по ключевым словам, отслеживать социальные связи пользователей. Тогда представители ведомства утверждали, что система нужна «для выполнения возложенных на них законом задач, в том числе в сфере противодействия терроризму и экстремизму».

Буракова обращает внимание на то, что стрелок из Казани написал о своих намерениях в открытом ТГ-канале, поэтому «возникает закономерный вопрос о приоритетах системы превенции преступлений». Кирилл Шулика согласен с тем, что приоритеты правоохранительных органов в интернете выглядят странно:

Кирилл Шулика согласен с тем, что приоритеты правоохранительных органов в интернете выглядят странно:

— ФСБ проводит целую операцию в отношении 17-летней девочки, которая собрала оппозиционных активистов на Марсовом поле. Какие-то сотрудники ФСБ беседовали с ней, с родителями, угрожали сломать жизнь, какие-то писали рапорты, вели наблюдение за теми самыми оппозиционными активистами, которые собрались на Марсовом поле. А сколько чекистов было задействовано в деле «Нового величия»? И вот в Татарстане 19-летний Ильназ Галявиев один убил в школе 8 человек, 20 человек ранено, 18 — дети. <…> 4 мая безумец создал Telegram-канал, 6 мая появились записи, где откровенно писал о своих планах. То есть у правоохранительных органов, которые мониторят интернет, была куча времени остановить. Видимо, не до того было: искали ролики с голыми женщинами у оппозиционных активистов из ФБК*, потому что это — настоящие экстремисты.

Алексей Пивоваров согласен с тем, что такие трагедии сложно предотвратить и бесполезно искать сходства между казанским, керченским и другими стрелками, устраивавшими такие шутинги, но, возможно, что-то изменится к лучшему, если будет меньше неравнодушных людей:

— Отчужденными и нелюдимыми можно назвать десятки и даже, наверно, сотни тысяч подростков, которые никогда ничего подобного не совершат. Кто бы что ни говорил — нет технологии, позволяющей безошибочно выудить среди них тех, кто представляет реальную угрозу. <…> Предполагаю, что сейчас будут решения о дальнейшем усилении надзора за соцсетями и подростками. И на волне страха, вызванного массовым убийством, общество едва ли будет против — гайки будут закручены еще на оборот-другой, а делать «палки» на борьбе с постами во «ВКонтакте» у нас давно научились. 

Редактор белгородского издания «Фонарь» Андрей Маслов предположил, что теперь, скорее всего, опять начнут что-нибудь ужесточать — законодательство об оружии, об интернете или охране в школах — вместо того, чтобы работать над причинами. По его мнению, к трагедии в Казани «привели вполне понятные вещи»:

— Вокруг формируется какая-то своя реальность, оторванная от жизни: молодежная политика в вакууме, за бортом которой такие подростки взрослеют, становятся злее на мир и приобретают собственный опыт, как с этим миром разговаривать. Полиция, которая занята ловлей мнимых угроз в виде оппозиционеров и «экстремистов» и не реагирующая вовремя на сигналы от граждан по поводу странных людей, готовых к необдуманным поступкам. Семьи, с которыми сейчас решают общаться, задабривая выплатами, считая это достаточной помощью в воспитании и стимулированием рождаемости. Когда все вокруг все больше становится похожим на сюрреализм, подобные трагедии становятся реальностью. Вместо направления усилий на конструктив мы видим латание дыр, борьбу с теми, кто не представляет опасности, и прикрытие тех, кто на своих должностях должен нести ответственность, но не несет и не понимает, как должен работать.

* В материале упомянута организация Фонд борьбы с коррупцией, деятельность которой запрещена в РФ
** Трансперенси, Фонд борьбы с коррупцией выполняют функцию иностранного агента. Мы ставим эту пометку по требованию Минюста и Роскомнадзора. Мы не согласны с законами, обязывающими делать эту маркировку.

«Почему никто вовремя не заметил, что у подростка потекли мозги?»

Блогер Илья Варламов, напротив, предостерег, что страхом родителей перед «очередным маньяком с ружьем» могут воспользоваться политики и принять новые бесполезные запреты. Он назвал бессмысленным предложение Сергея Миронова о возвращении смертной казни, поскольку преступники, готовые убить других и себя, не боятся умереть:

— Другие уже предлагают ужесточить меры безопасности в школах. Надо еще больше заборов, еще больше рамок, еще больше охраны! Надо обязательно выделить миллиарды рублей, чтобы города стали походить на режимные зоны. В ближайшее время наверняка появятся инициативы по новым ограничениям и цензуре в интернете. Депутат Горелкин вон уже готов создать систему, которая отслеживала бы «преступные намерения» по «фразам-триггерам» в соцсетях. <…>

Почему никто вовремя не заметил, что у подростка потекли мозги? Может быть, вместо наращивания производства ракет, которые должны уничтожить весь мир, поднять зарплаты учителям, чтобы в школах работали профессионалы? Может быть, учителя должны работать с детьми, а не заниматься пропагандой и помогать фальсифицировать выборы? Возможно, тогда у подростков не будет возникать желание взять ружье?

Руководитель фонда «Сохраняя жизнь» из Оренбурга Анна Межова уверена, что грамотная психологическая работа с детьми может помочь предотвращать такие трагедии:

— Несколько лет назад у нас в Оренбурге мы выявили ребенка, который думал о подобном в школе. Тогда четко сработали мы, Минобр, опека и еще те службы, которые пришлось подключить в связи с ситуацией. Ребенку оказали помощь, избежали страшной трагедии. Именно так работают программы профилактики в школах. Именно их нужно развивать, чтобы подобных историй не повторялось. Чтобы все родители могли отправлять спокойно детей в школы.

На свободу не выйдет

По факту нападения гимназию № 175 следственное управление СК России по Республике Татарстан возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ. Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин поручил передать все материалы дела для дальнейшего расследования в Главное следственное управление центрального аппарата СК, сообщила пресс-служба ведомства.

Факты нападения на школу, вопросы обеспечения безопасности учеников и персонала образовательных организаций города и законность выдачи 19-летнему стрелку лицензии на оружие проверит прокуратура Республики Татарстан. Будет дана правовая оценка действиям администрации школы в условиях чрезвычайного происшествия. Ход и результаты проверки, а также расследование возбужденного уголовного дела взяла на особый контроль Генпрокуратура, указано на сайте ведомства.

Стрельбу в гимназии открыл ее бывший ученик 19-летний Ильназ Галявиев, он родился 11 сентября 2001 года — в день террористической атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке. После окончания девяти классов поступил в колледж при Татарском институте содействия бизнесу, но в апреле 2021 года из-за академической задолженности был отчислен с четвертого курса: на учебе Галявиев не появлялся с января. Преподаватели называли студента «тихим и неконфликтным».

Я только тогда поняла

Задержанный стрелок Ильназ Галявиев

Фото: соцсети

Стрелок возомнил себя богом, сказали источники «Известий» в правоохранительных органах.

— Два месяца назад Галявиев «понял, что является богом», и захотел об этом заявить всему миру. С этой целью получил разрешение на оружие, купил гладкоствольное ружье, после чего решил осуществить массовое убийство в школе. Он создал Telegram-канал «Бог» 4 мая, где спустя два дня выложил текст о том, что он бог. Подписчиков канала нет и не было. Сегодня в 8:57 выложил свое фото в маске и написал, что убьет много людей, — сообщили источники.

По их данным, стрелок начал готовиться к теракту как минимум с февраля, обзванивал магазины и интересовался компонентами для самодельных взрывных устройств. Мать Галявиева работает в Сбербанке охранником, отец — водителем мусоровоза. Брат также учился в 175-й гимназии, затем поступил в Казанский федеральный университет.

Нельзя называть Галявиева психом, потому что его действия были спланированными и осознанными, отметил в беседе с «Известиями» доцент кафедры педагогической психологии Казанского федерального университета Рамил Гарифуллин.

— Здесь, скорее всего, речь идет о психопатии. Галявиев мог быть психопатом, и одновременно находиться под влиянием радикальных движений, — предположил специалист. — Некоторые «школьные стрелки», как мы знаем, состояли на учете у психиатра. Человек может быть психопатом, истероидом, который хочет прославиться, или тревожным аутистом, наркоманом — но это не значит, что он пойдет на теракт. Есть ряд факторов, которые подталкивают на это — в частности, материальное положение. Кроме того, многие подростки буквально живут в виртуальном мире, из-за чего повышается тревожность. Если человек тревожен — его трогать нельзя, потому что начинается агрессия. А терроризм вырастает именно из агрессии.

За убийство двух и более человек Ильназа Галявиева будут судить по ч. 2 ст. 105 УК РФ, полагает адвокат, кандидат юридических наук, полковник милиции в отставке Евгений Черноусов.

Я только тогда поняла

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

— Если стрелка признают вменяемым, это будет однозначно пожизненное заключение. Если невменяемым — отправят в психиатрическое учреждение закрытого типа, — сказал он. — Каждые полгода там будет проводиться экспертиза. Если увидят улучшение состояния, то переведут в обычную тюрьму, в одиночную камеру, как особо опасного преступника. И там он будет отбывать пожизненное заключение, досрочно на свободу не выйдет.

Сейчас Ильназ Галявиев проходит проверку на вменяемость.

Семьи погибших и пострадавших в результате стрельбы в казанской гимназии № 175 получат выплаты, заявил президент Татарстана Рустам Минниханов: от 200 тыс. до 1 млн рублей. В регионе проверят все учебные заведения на предмет безопасности. Кроме того, глава республики поручил провести комплексную проверку всех владельцев оружия на территории Татарстана.