Обитель проклятых: и вас вылечат

Содержание/сюжет

Фильм начинается с лекции в университете Оксфорда по курсу психиатрии, на которой студентам демонстрируют поведенческие особенности психически больных людей. Элиза Грэйвз больна хронической истерией. Девушка очень красива и умоляет аудиторию, что абсолютно здорова, но наглядный эксперимент тут же показывает обратное. Затем её уводят, чтобы продемонстрировать следующего больного, молодого человека, патологического лжеца. Они мельком обменивается взглядами.

Во время обхода молодой человек поражается методам лечения доктора Лэмба, которые совсем не похожи на традиционные методы лечения. Здесь больных не подвергают традиционным тогда бесчеловечным экспериментам для выявления их слабостей и страхов с целью победить их болезни, напротив, позволяют жить спокойно и не пытаются их излечить. Вскоре Эдвард узнаёт, что лечебницей управляют психически нездоровые люди, а настоящие врачи и сестринский персонал находятся в заключении в подвале здания, куда он случайно забрёл. Лэмб оказывается полевым доктором, расстрелявшим своих пациентов, молодых солдат, не в силах справиться с облегчением их физических страданий.

Эдвард хочет помочь заточённому и физически ослабленному персоналу выбраться, для чего ищет подход к психике доктора Лэмба. Элиза умоляет Ньюгейта бежать из клиники, но Лэмб разоблачает Эдварда и пытается уничтожить его разум с помощью электрических разрядов в мозг, как он это уже проделал незадолго до того с настоящим директором клиники. В этом ему помешает фотография, которую Эдвард нашёл в бывшей палате Сайласа Лэмба, куда тот его предварительно заточил. Увидев изображение расстрелянных им солдат, Лэмб теряет контроль над собой. В это время Элиза пытается освободить связанного Эдварда, но ей мешает помощник Лэмба.

В процессе потасовки происходит возгорание и начинается пожар, а помощник Лэмба Фин сам погибает от электрического разряда. Освобождённый Эдвард выводит на улицу всех пациентов, а Элиза освобождает заключённых в подвале врачей. Пока все наблюдают за пожаром, Эдвард признаётся Элизе в какой-то тайне. Некоторое время спустя в восстановленную персоналом лечебницу приезжает муж Элизы в сопровождении доктора и предъявляет распоряжение о её выписке, но визитёрам сообщают, что Элизу уже выписал 3 недели назад доктор Ньюгейт.

Выясняется, что Эдвард Ньюгейт — это настоящее имя доктора, приехавшего с мужем Элизы, а молодой человек вовсе не студент Оксфорда, он пациент доктора Ньюгейта, тот самый молодой человек, которого демонстрировали на лекции сразу после Элизы. Молодой человек влюбился в девушку тогда с первого взгляда, поэтому сбежал из клиники и отправился на её поиски, прихватив вещи доктора Ньюгейта и присвоив себе его личность.

Фильм заканчивается кадрами некой обители, расположенной в Италии, где директор клиники доктор Лэмб с супругой, бывшие Эдвард и Элиза, танцуют вальс.

Смысл концовки фильма: любовь – единственное лекарство

Чтобы спасти свою жизнь, жизнь Элизы и других пациентов, доктору Ньюгейту приходится проникнуть в душу доктора Лэмба, постичь глубину его душевной травмы, понять причину его поступков. Это не чудесное избавление, а реальный метод психиатрии в действии. Жизнь в Стоунхёрсте входит в колею, причём с использованием «мягких» методов доктора Лэмба: больные не сидят в клетках, над ними не проводят унизительные эксперименты.

Как ни странно, теории сумасшедшего доктора прижились. Доктор Ньюгейт и исцелённая им Элиза уехали и счастливы. Но внезапно обнаруживается, что смелый молодой «врач» – тоже пациент, причём даже без имени, потому что страдает патологической лживостью и украл чужую личность. Юный самозванец даже не имеет права носить белый халат – в отличие от Лэмба, который был военным врачом.

Всё его поведение, его любовь к Элизе, борьба с насилием, сочувствие жертвам «революции» говорили о полной нормальности. Это означает, что либо он с самого начала был такой же жертвой общества, как и многие обитатели Стоунхёрста, и намерено скрывал свою личность, либо излечился от своей болезни, почувствовав чужую боль и страдания. Он излечил Элизу, а любовь к ней излечила его самого, оказавшись сильнее обливаний холодной водой и инъекций героина.

Определять границы нормальности очень трудно, и тот, кто берёт на себя ответственность делать это, должен понимать логику больного ума. А разве это не делает его тоже немного сумасшедшим?

Обитель проклятых: Карательная медицина

Роман КОРНЕЕВ, 22 октября 2014

Статьи » Рецензия Ужас!
о фильме:
рецензия | кадры: 15 | | постеры: 3 | в ролях

«Обитель проклятых» (“Eliza Graves”, “Stonehearst Asylum”),
По мотивам рассказа Эдгара По «Система доктора Тарра и доктора Фезера»
Режиссёр: Брэд Андерсон
Сценарий: Джо Ганджеми
Оператор: Том Яцко
Композитор: Джон Дебни
Продюсеры: Марк Амин, Мел Гибсон
В ролях: Кейт Бекинсейл, Майкл Кейн, Брендан Глисон, Джим Стерджесс, Бен Кингсли, Дэвид Тьюлис, Джейсон Флеминг и другие.

Наши прокатчики, конечно, в очередной раз поработали капитаном Очевидность, переименовав фильм именно так, но и без их стараний параллелей между фильмом Мартина Скорсезе и предметом нашего сегодняшнего рассмотрения получается более чем достаточно, начиная с Бена Кингсли в роли двуликого директора психиатрической лечебницы, из которой не убежать, и заканчивая фигурой главного героя, раскрывать суть которой не стоит, ибо спойлер.

Но если отбросить случайные совпадения (видимо, все психиатрические триллеры чем-то похожи), это всё-таки довольно разные фильмы, в первую очередь своей атмосферой. Если у Скорсезе персонаж Ди Каприо в основном разбирался со своими проблемами, то у Джима Стёрджесса в роли доктора Ньюгейта таких проблем нет вовсе, даже внезапно оптимистичные цитаты из стародавних учебников, требующих принудительно лечить геев обливанием или щупать за придатки нервических барышень, быстро (даже излишне быстро, но и это потом разъясняется) и эффективно развенчиваются, после чего остаётся разве что вопрос, почему он всем этим докторам помогает. Скажите спасибо доброй медсестре, но Ньюгейту-то почём это знать, он здесь впервые.

Оставив на совести авторов некоторые натяжки, стоит отметить — с точки зрения психиатрии (весьма любопытно привязанной к самому излёту викторианской эпохи) фильм куда интереснее творения Скорсезе, хотя бы потому, что это вовсе не триллер, а такая своеобразная мелодрама. С кровавыми наветами, злыми родственниками (тут см. хотя бы «Запрещённый приём»), смертельными любовями, барышнями-недотрогами (в прямом смысле) и игрой на рояле в салоне доктора Лэмба. На этом месте должна быть шутка про молчание ягнят.

Так посреди мрачной стилистики лечебницы для высокопоставленных пациентов сюжетообразующая интрига про нервнобольных, занявших место ненавистных врачей и устроивших в психушке эдакий своеобразный «скотный двор», вместо того, чтобы дать нам серьёзный комикс (снявший «Машиниста» Брэд Андерсон в своё время в каком-то смысле предвосхитил Нолана), скорее играет на поле Тыквера и Вачовски в некоторых частях «Облачного атласа» с тем же Стёрджессом, которые неотличимы от хогвардсовскообразного мира «Обители проклятых».

То есть рисует такое беспроблемно-ласковое кино, в котором разве что сидящие в подвале врачи портят идиллию, а маньяк Тьюлис и вовсе оттянулся за всего гаррипоттера сразу, так глазом зыркает.

Если до конца проводить параллели со «Скотным двором», то до чистого Оруэлла тут, и правда, совсем недалеко, главное вовремя организовать массовые расстрелы и начать кричалки про «все животные равны, но некоторые равнее». Но у героев Брэда Андерсона достаточно внешнего врага, которого можно наконец как следует вылечить животным электричеством, а потому внутри коллектива, несмотря на перешёптывания и переглядывания, социальным подтекстом и не пахнет, видимо, слишком блаародных все кровей, одних кровавых мальчиков в глазах у полевого хирурга для полноценной трагедии недостаточно.

Это на самом деле даже неплохо, поскольку большинство из сюжетообразующих поворотов успешно пересказано ещё в трейлере, если не сказать на постере, а очередной фильм франчайза «Пила» авторам снимать явно не хочется. При таком раскладе жанр мелодрамы — лучший выбор, включая заход на финал, который мелодраматичен донельзя, но это ему страшно идёт.

Да, психи даже после революции (которая, по фильму, в итоге скорее благо, чем нет) не перестанут быть психами, но если они не рвутся к власти и в достаточной степени осознают свою природу, то и зла в итоге не приносят, вот такая невероятная мораль. И особенно приятно за Бекинсейл, которой наконец удалось уйти от стилистики «Другого мира», а заодно и не стать (при таком-то заделе в виде открывающей сцены) очередной одноногой собачкой. Ну и сам Брэд Андерсон, понадёргавший для своего фильма буквально отовсюду, сумел-таки все эти стилистики успешно поженить, не вызывая у зрителей поминутных приступов головокружения.

До встречи в кино!


Ссылка на эту статью: http://www.kinokadr.ru/articles/2014/10/22/stonehearstasylum.shtml

Превью галереи кадров целиком

| Лучшие отзывы
| Все рецензии

Новинки кино:

https://youtube.com/watch?v=%27%2Bcurrimg.attr%28

Революция в одном отдельно взятом сумасшедшем доме

Клиника Стоунхёрст – необычное место. Здесь сидят те, кого поспешила посадить в клетку богатая и знатная родня. Захватив власть, никто из пациентов даже не попытался сбежать. Они построили настоящую «коммуну», не делая никаких попыток вернуться к своим семьям, и зажили по своим меркам довольно счастливо – без унизительных и болезненных процедур. Получилось, что отказ от лечения пошёл этим людям на пользу. Быть психически больными они не перестали, но и никакого вреда не приносили – за исключением маньяка-убийцы Микки Финна.

Проблема в том, что гуманные методы Лэмба приносят в итоге не меньше зла, чем жестокие методы Солта. Революция в отдельно взятой психбольнице заканчивается убийствами. Исторический смысл фильма — конец викторианской эпохи и начало эры, когда психиатрия стала способом не только борьбы отдельных семейств с неугодными родственниками, а орудием политических репрессий. Политический смысл в том, что когда законная власть свергается толпами безумцев-революционеров, выхода из «сумасшедшего дома», то есть своих проблем, они всё равно не находят, а только передают власть в окровавленные руки.

Врачи и пациенты

То, что место персонала в лечебнице заняли их вчерашние пациенты, зритель понимает довольно скоро. Встаёт другой вопрос —  кто же на самом деле здесь здоров, а кто неизлечимо болен? Если считать болезнью душевную чёрствость и жестокость – безусловно, «настоящие» врачи были больны. Надо ли их спасать? Вряд ли у кого-то повернётся рука выпустить из подвала врачей и санитаров, применявших жуткие и бесчеловечные методы лечения. Но как встать на сторону пациентов, среди которых настоящие маньяки-убийцы?  Кто здесь врач, а кто больной, кому сопереживать и за что голосовать — за революционную анархию или за репрессии законной власти?

Новоприбывший доктор Ньюгейт пытается разобраться в творящемся абсурде. Но и ему, и зрителям явно больше импонируют «свободные» методы лечения самозванца-главврача, доктора Лэмба. Методы настоящего директора больницы, доктора Солта, жестоки и бесполезны.

Запутанное и больное сознание лечится с огромным трудом. Для этого врачу нужно увидеть в подопечном равного себе человека. Доктор Солт и его подчинённые не видели в больных равных себе людей, хотя большинство пациентов происходило из богатых английских фамилий. Врачи считали, что могут практиковать свои методы вечно. Восстание пациентов под предводительством сумасшедшего врача Лэмба положило конец их власти, но начался революционный террор.